Генри Форд, благотворительность, трудоустройство инвалидов

Читая книгу легендарного американца Генри Форда – кто такой, думаю, разъяснять не стоит, нахожу его мысли интересными и до сих пор актуальными, хотя с большинством выводов Форда согласиться не могу. Большее невосприятие у меня как менеджера-экономиста вызывают его суждения о принципах экономики, ценообразования, развития предприятия. Нет, меня не смущает то, что Генри Форд – один из самых богатых в прошлом людей Америки и успешный бизнесмен, а мне никогда не сравниться с ним в успешности бизнеса. Просто испытав однажды единственный, не спорю, хороший инструмент и получив подтверждение его успешности, Форд считает идиомой, что это и есть самый эффективный путь развития бизнеса. Ну да Бог с ним, разговор не о том. Интересны рассуждения Форда о людях с ограниченными возможностями или, как он называет – с телесными недостатками. Вот цитата:


Генри Форд«В одной из предыдущих глав я уже заметил, что телесные недостатки не являются основанием для отказа кандидатам на работу. Этот принцип вступил в силу 12 января 1914 г., одновременно с установлением минимальной оплаты в 5 долларов в день и восьмичасового рабочего времени. В связи с этим было установлено, что никто не может быть рассчитан на основании телесных недостатков, разумеется, за исключением заразительных болезней. Я того мнения, что в промышленном предприятии, которое строго выполняет свою задачу, служащие в среднем должны обладать такими же качествами, как в любом среднем слое человеческого общества. Больные и калеки встречаются всюду.

Среди большинства господствует довольно великодушный взгляд, что все, не способные к труду, должны ложиться бременем на общество и содержаться на счёт общественной благотворительности. Правда, есть случаи, например, с идиотами, когда, насколько я знаю, нельзя обойтись без общественной благотворительности, однако это исключение, и при разнообразии функций, существующих в нашем предприятии, нам удавалось почти всякому обеспечивать существование участием в полезной деятельности. Слепой или калека, если его поставить на подходящее место, может сделать совершенно то же и получить ту же плату, что и вполне здоровый человек.

Мы не делаем для калек предпочтения, но мы показали, что они могут заработать себе полное вознаграждение. Это шло бы вразрез со всеми нашими начинаниями, если бы мы приглашали людей ради их недостатков, давали им меньшую плату и довольствовались меньшей производительностью. Это тоже был бы способ помогать людям, но далеко не лучший. Лучший способ всегда состоит в том, чтобы ставить данных лиц на совершенно равную ступень со здоровыми, продуктивными работниками. Я думаю, на свете остаётся весьма мало места для благотворительности, по крайней мере, для благотворительности в форме раздачи, милостыни. Во всяком случае, дело и благотворительность несовместимы; цель фабрики - производство. Она дурно служит обществу, если производит не до крайнего предела своей загрузки».


Ну, как вам рассуждения и принципы 101 лет назад? Где же наши достижения гуманизма и социальные завоевания? Уже тогда, без всяких квот и профсоюзов, Форд реально предоставил реальные равные возможности для труда и получения дохода всем категориям граждан.

Интересно суждение Генри о том, что задача предприятия – производство с полной нагрузкой, но не благотворительность. Я 15 лет возглавляю общественную организацию, которая существует и работает, прежде всего, благодаря неравнодушным гражданам, предпринимателям, меценатам. Нам, и заодно предпринимателям, все уши прожужжали о том, что бизнес должен быть социально ответственным, что должен содействовать, помогать, развивать и так далее. Крупное предприятие обязано иметь специальный штат сотрудников, которые планируют социальные проекты, разрабатывают стратегии, готовят мероприятия в социальной или культурной сфере, спорте или образовании. Форд же другого мнения об этом: «дело и благотворительность несовместимы» - пишет он, так кто прав? И здесь я, извините, встаю на сторону Форда – предприятие должно быть эффективно экономически, приносить доход акционерам, сотрудникам, приносить пользу покупателям своими изделиями или услугами, уплачивать налоги государству и местному самоуправлению для решения всех задач, для которых и создаются государства и существуют органы самоуправления. Почему предприятие кроме вышеозначенного должно заботиться о детских домах и украинской армии, местном участковом и туризме инвалидов? И в чем роль государства, если оно об этом не заботится и усердно перекладывает всё новые задачи на плечи тех, кто должен решать свои проблемы? И поют громче всех о необходимости социальной ориентации бизнеса именно чиновники, неспособные решать свои задачи или не желающие этого делать.

Интересно бы видеть реакцию на эти строки тех, кто на протяжении всех этих лет помогал нашей организации и участвовал во многих других социальных проектах. Нет, друзья, то, что я согласен с Фордом и считаю благотворительность не делом предпринимателей, это не в коей мере не умаляет вашей заслуги, ведь благодаря вам мы могли делать то, что должно было делать государство, но не делало. И ведь правы те, кто говорили – «сопровождение незрячих – очень важная социальная услуга, которая должна финансироваться и организовываться государством и не зависеть от бизнеса и благотворительной помощи»! Разве не так? Разве не платят предприниматели налоги, за которые и нужно организовывать подобные услуги?

А ещё подойдём к вопросу с другой стороны: может ли отдельное предприятие, даже более-менее крупное, разобраться в социальной востребованности каких-то услуг, достоверности предоставляемой информации и благонадёжности получателей благотворительной помощи? Разве не знаем мы тех, кто из бизнеса перешли в общественные фонды и организации, так как они оказались более прибыльны для своих основателей, чем бизнес? Разве не «зарабатывают» многие «нищие» в переходах метро или у церкви в день больше, чем за месяц зарабатывают подающие им милостыню? Разве не кинулись все шакалы сейчас в «новую тему» АТО и не вояжируют по стране, собирая средства и вещи якобы для армии и раненых, жирея на чужом горе, радуясь творящемуся? Так не лучше ли и эффективнее, чтобы граждане и бизнес платили налоги, а государство, как ему положено, занималось своими обязанностями под контролем компетентных органов и общественности?

Ладно, вернёмся к Форду и почитаем, что он ещё пишет:


«Чтобы точно определить действительные условия, я велел детально классифицировать различные функции в нашем производстве, с точки зрения требуемой работоспособности, является ли физическая работа лёгкой, средней или трудной, влажная она или сухая, а если влажная, с какою жидкостью связана; чистая она или грязная, вблизи печи -- простой или доменной, на чистом или дурном воздухе; для двух рук или для одной, в стоячем или сидячем положении; шумная она или тихая, при естественном или искусственном свете; требует ли она точности; число часов для обработки отдельных частей, вес употребляемого материала, необходимое при этом напряжение со стороны рабочего. Оказалось, что в данное время на фабрике было 7882 разного рода функций. Из них 949 были обозначены как трудная работа, требующая абсолютно здоровых, сильных людей; 3338 требовала людей с нормально развитой физической силой. Остальные 3595 функций не требовали никакого телесного напряжения; они могли бы выполняться самыми хилыми, слабыми мужчинами и даже с одинаковым успехом женщинами или подростками. Эти лёгкие работы, в свою очередь, были классифицированы, чтобы установить, какие из них требуют нормального функционирования членов и органов чувств, и мы констатировали, что 670 работ могут выполняться безногими, 2637 людьми с одной ногой, 2 -- безрукими, 715 -- однорукими, 10 -- слепыми. Из 7882 различных видов деятельности 4034 требовали известной, хотя бы не полной физической силы. Следовательно, вполне развитая промышленность в состоянии дать максимально оплачиваемую работу для большего числа пригодных рабочих, чем, в среднем, можно найти в человеческом обществе.

Может быть, анализ работы в другой отрасли индустрии или в другом производстве даст совершенно иную пропорцию; тем не менее, я убеждён, что если только проведено достаточное разделение труда, - а именно, до высших пределов хозяйственности, никогда не будет недостатка в работе для физически обездоленных людей, которая дала бы им за полную меру труда и полную заработную плату. С точки зрения народного хозяйства, в высшей степени расточительно возлагать на общество бремя содержания физически малоценных людей, обучать их побочным работам, вроде плетения корзин или другим малодоходным рукоделиям, не для того, чтобы дать им средства к жизни, но исключительно, чтобы спасти их от тоски».


Вот уж любитель всё систематизировать и анализировать… Это ж нужно было проанализировать десяток тысяч операций ради того, чтобы решить, куда кого посадить? Теперь обратим внимание на цифры и соотношения. Американец, конечно, прав, что результат в разных отраслях экономики может быть разным, но даже такое исследование довольно показательно. Из всех операций около 45% доступны для инвалидов разной степени, но из них 18,5% могут выполняться безногими, 73% - с одной ногой, 20% - людьми без рук, и только 2 и 10 операций соответственно для безруких и слепых, что составляет меньше 0,1% от всех доступных для инвалидов операций.

Недавно принимал участие в обсуждении проблемы трудоустройства инвалидов. Так вот, из инвалидов 3 группы трудоустроено около 75%, что, практически, равняется естественному проценту занятости населения. А вот инвалидов 2 группы уже занято всего 35% и первой группы – 3,5%. Зная реальную ситуацию с занятостью незрячих, могу утверждать, что из этих 3,5% занятых инвалидов 1 группы – половина или больше заняты фиктивно, то есть просто числятся, закрывая квоту, получают какую-то копеечку, но на работу не ходят.

Генри Форд не упомянул вообще операции, доступные для выполнения «идиотам». Вот ещё одна категория, которая и 100 лет назад йи сейчас практически не имеет шансов получить реальную работу.

Фраза Форда о плетении корзин и «других малодоходных рукоделиях» напомнила нашу встречу с депутатом Верховной Рады товарищем Александровской. Мы, инициативные инвалиды с высшим образованием, со своими планами и проектами по социальной реабилитации незрячих, пришли к депутату за помощью в организации в Харькове социально-реабилитационного центра незрячих. Пытались рассказать о роли компьютера для незрячих как реального инструмента расширить горизонты, получить полноценное образование и повысить конкурентоспособность инвалидов на рынке труда. Однако избранница и представитель народа посоветовала нам не морочить голову и не изобретать велосипед, а лучше учить слепых плести какие-то корзинки или веники – единственно реальную доступную работу для таких убогих. Да, товарищи, нам не по пути с американским империалистом Генри Фордом и находить какую-либо ещё работу для слепых мы, конечно, не будем…


«Когда наше бюро личного состава принимает человека на определённое место, оно всегда ставит себе задачу указать ему работу, соответствующую его физическим способностям. Если он уже имеет работу, и кажется, что он не в состоянии её выполнить, или она противоречит его склонностям, то он получает переводное свидетельство для перехода в другое отделение и после врачебного исследования становится для пробы на работу, которая более отвечает его телесному состоянию и склонностям. Люди, стоящие в физическом отношении ниже среднего уровня, будучи поставлены на надлежащее место, могут выработать ровно столько же, как и те, которые стоят выше этого уровня. Так, например, один слепой был приставлен к складу, чтобы подсчитывать винты и гайки, предназначенные для отправки в филиальные отделения. Двое других здоровых людей были заняты той же работой. Через два дня начальник мастерской послал в отдел перемещений и просил назначить обоим здоровым другую работу, так как слепой был в состоянии вместе со своей работой выполнить обязанности и двух других».


Вот показательный пример работы для слепого того времени. Ну, от плетения корзинок и прочего эта операция отличалась, видимо, только доходностью для исполнителя, а не чем-то иным. Действительно, на таких операциях незрячие, с их повышенным тактильным восприятием, показывают высокие результаты. Однако теперь такие работы выполняют автоматы, которым не нужно платить зарплату. Да и сложно представить себе человека, мечтающего о такой работе, ведь в эпоху всеобщей гуманизации мы должны думать не только о хлебе насущном для инвалида, но и об удовлетворении других его потребностей, к примеру, из перечня психолога Маслоу. Иными словами, работа не только должна приносить доход, но и удовлетворение, давать возможность самореализации человеку. Реализовать же себя в подсчёте гаек ещё тяжелее, чем в плетении веников.


«Эта экономическая система помощи и сбережений может быть расширена и дальше. В общем, само собою разумеется, что, в случае увечий, рабочий должен быть признан неработоспособным и ему должна быть определена рента. Но почти всегда имеется период выздоровления, особенно при переломах, когда он вполне способен работать, а обычно и стремится к работе, так как даже самая высшая рента за увечье не может все-таки равняться нормальному еженедельному заработку. Иначе это означало бы дальнейшее перегружение издержек производства, которое, несомненно, должно было бы сказаться на рыночной цене продукта. Продукт имел бы меньший сбыт, и это повело бы к уменьшению спроса на труд. Таковы неизбежные последствия, которые всегда надо иметь в виду.

Мы делали опыты с лежащими в постели, с пациентами, которые могли прямо сидеть. Мы расстилали на постели черные клеёнчатые покрывала и заставляли людей прикреплять винты к маленьким болтам, работа, которая должна выполняться руками, и которой обыкновенно заняты от 15 до 20 человек в отделении магнето. Лежащие в больнице оказались пригодны для этого ничуть не хуже служащих на фабрике и вырабатывали таким образом свою обычную заработную плату. Их производительность была даже, насколько мне известно, на 20% выше обычной фабричной производительности. Никого, разумеется, не принуждали к работе, но все к ней стремились. Работа помогала коротать время, сон и аппетит улучшались, и выздоровление шло быстрыми шагами».


Вот изверг, правда? Лежачих больных заставил работать, хоть и не заставлял, говорит. А ведь и с этим согласен. И не только я. Слышал о случае в харьковской мэрии, когда один из чиновников не явился на работу из-за перелома руки, а всем известный Геннадий Адольфович искренне удивился такой причине прогула. Сказал - ты ж не голову поломал, а руку. А на работе можно и нужно головой работать – чтобы через полчаса был! Человек только на дачу намылился свою руку лечить, а тут такой облом…


«Глухонемые не требуют от нас особого внимания. Их работоспособность равна 100%».


А вот объяснение работникам Министерства и Фонда социальной защиты населения, почему предприятия УТОГ процветают, а УТОС – влачат существование. Человек это понял 100 лет назад.

Всё, с Генри Фордом мы закончили, но проблема остаётся. 11 лет назад я глубоко изучал вопрос трудоустройства инвалидов, защищал на эту тему магистерскую диссертацию и защитил на отлично. К сожалению, все научные работы пылятся в архивах, а социальная политика творится по наитию тех, кто считает себя специалистом во всём. Как мы видим из приведённой статистики, да и из жизни – самыми трудноустраиваемыми на работу являются незрячие и люди с психическими нарушениями. Речь не об эпилептиках, а о конкретных «идиотах» как называл их Форд. В практике зарубежных стран эта категория инвалидов зачастую считается чуть не единственной категорией инвалидов, а остальные – просто люди с особыми потребностями, которые при определённых условиях могут полноценно жить и работать. Незрячие даже часто не получают пенсию, а просто работают наравне со всеми на приспособленных рабочих местах, а то и просто менеджерами, юристами, психологами, государственными служащими. Подобная практика сложилась в Швеции, где я был в 2005 году, изучал опыт "шведского социализма". Они используют термин «handicaps» и мы думали, что это аналог нашего термина «инвалид», но оказалось, что так называют только людей с серьёзными психическими нарушениями.

Сейчас в работе находится проект изменений в действующее законодательство относительно трудоустройства инвалидов и, в частности, предлагается засчитывать одного трудоустроенного инвалида с тяжёлыми психическими нарушениями как двух трудоустроенных инвалидов, что позволяет работодателю закрыть четырёхпроцентную квоту на трудоустройство инвалидов. Это же предлагал я в отношении инвалидов 1 группы по зрению, которые практически все являются тотально незрячими и слабоконкуретными на рынке труда из-за необходимости приспособления рабочего места, ограниченной способности работать с документами, повышенной вероятности получения травмы и пр. Альтернативой такому решению могло бы стать принятие программы обеспечения незрячих специалистов сопровождающими, секретарями или помощниками, всё равно как это назовут, лишь бы слепой человек мог безопасно добраться до рабочего места, справится с любым заданием, воспользовавшись в случае необходимости помощью зрячего помощника, без приключений вернулся бы домой с работы, сделав по пути необходимые закупки или решив другие дела. Нужно ведь учесть и тот факт, что инфраструктура наших городов, а тем более – посёлков и сёл, совершенно не приспособлена для самостоятельного и безопасного передвижения незрячих. Нет тактильных указателей, нет звуковых маячков, редкие светофоры подают звуковые сигналы, да и это зачастую нивелируется "высочайшей культурой и законопослушностью" наших водителей.

Вот такие дела, господа. Мы делаем что можем: принимаем участие в анализе законопроектов или проектов подзаконных актов в отношении инвалидов, на местном уровне стараемся что можно озвучить или отактилить, первыми организовали службу сопровождения незрячих в городе Харькове. Опыт не удалось широко распространить из-за серьёзной нагрузки и необходимого уровня квалификации сотрудников организации, на базе которой служба могла бы функционировать. Сейчас мы даже занялись поставками тифлотехники, тактильной плитки и других указателей, в Украине только-только начало развиваться это движение и то теперь приостановленно войной и тяжёлым экономическим положением. Вот так и живём: "делай, что можешь, и будь что будет"…

С. Москалец

Оценки магазина

Средняя оценка магазина
4,9
Всего оценок: 79
Харьковский социально-реабилитационный центр незрячих, , Магазин для незрячих © 2014-2018